Кодекс внутреннего водного транспорта РФ (КВВТ РФ) с комментариями к статьям

Статья 121. Ответственность судовладельца за вред, причиненный имуществу физических лиц или юридических лиц, в том числе загрязнением с судна нефтью и другими веществами, а также за вред, причиненный инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей

См. текст статьи в предыдущей редакции

Статья 121. Ответственность судовладельца за вред, причиненный имуществу физических лиц или юридических лиц, в том числе загрязнением с судна нефтью и другими веществами, а также за вред, причиненный инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей

1. Судовладелец несет ответственность за вред, причиненный имуществу физических лиц или юридических лиц, в том числе загрязнением с судна нефтью и другими веществами, а также за вред, причиненный инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей.

2. Вред, который причинен имуществу физических лиц или юридических лиц, а также инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей и в результате которого такое имущество утрачено или повреждено, включая расходы на ремонтные либо восстановительные работы для возобновления нормального функционирования поврежденного имущества, расходы на подъем, удаление и утилизацию затонувшего судна, его обломков, оборудования, грузов и других находящихся на судне предметов, подлежит возмещению.

Ущерб, нанесенный вследствие утечки, слива или сброса с судна нефти и других веществ и повлекший за собой причинение вреда имуществу физических лиц или юридических лиц, включает в себя возмещение расходов на принятие разумных восстановительных мер, а также мер по предотвращению ущерба или ликвидации его последствий.

3. В случае, если вред имуществу физических лиц или юридических лиц загрязнением с судна нефтью и другими веществами, в том числе вследствие утечки, слива или сброса с судна нефти и других веществ, причинен более чем одним судном, владельцы этих судов несут ответственность за причиненный вред пропорционально степени вины каждого из них, если не докажут, что имеют право на освобождение от ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Если ответственность между виновными судовладельцами невозможно разделить, они несут ее солидарно.

4. Эксплуатация владельцем (в том числе в целях транзита) судов, за исключением маломерных судов, прогулочных судов, спортивных парусных судов и несамоходных судов для перевозок сухогрузов, допускается, если застрахована его гражданская ответственность или имеется банковская гарантия обеспечения его гражданской ответственности (далее - финансовое обеспечение) за вред, причиненный имуществу физических лиц или юридических лиц, в том числе загрязнением с судна нефтью и другими веществами, а также за вред, причиненный инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей. Объектом указанного страхования или финансового обеспечения являются имущественные интересы судовладельца, связанные с его обязанностью возместить вред, причиненный имуществу физических лиц или юридических лиц, в том числе загрязнением с судна нефтью и другими веществами, а также вред, причиненный инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей.

5. В соответствии с настоящей статьей подлежат страхованию или финансовому обеспечению следующие страховые риски:

1) возникновение ответственности владельца судна за вред, причиненный при столкновении его с другими судами;

2) возникновение ответственности судовладельца за вред, причиненный его судном имуществу третьих лиц в результате утраты (гибели) или повреждения любого имущества (включая плавучее), в том числе инфраструктурам речного порта, морского порта (в случае плавания судна в акватории морского порта), инфраструктуре внутренних водных путей;

3) возникновение ответственности судовладельца за вред, причиненный загрязнением с судна нефтью и другими веществами;

4) возникновение ответственности за убытки, причиненные в связи с подъемом, удалением и утилизацией затонувшего судна, в части обязанности судовладельца, предусмотренной настоящим Кодексом.

6. Минимальная страховая сумма или минимальная сумма финансового обеспечения устанавливается в отношении каждого судна владельца в соответствии с валовой вместимостью судна в следующем порядке:

1) для судов вместимостью до 200 включительно минимальная страховая сумма составляет два миллиона рублей;

2) для судов вместимостью более чем 200 до 2000 включительно минимальная страховая сумма составляет два миллиона рублей плюс десять тысяч рублей за каждую единицу вместимости свыше 200;

3) для судов вместимостью более чем 2000 минимальная страховая сумма составляет двадцать миллионов рублей плюс восемь тысяч рублей за каждую единицу вместимости свыше 2000.

7. Наряду с указанными в пунктах 5 и 6 настоящей статьи страховыми рисками и страховыми суммами договором страхования могут быть предусмотрены иные страховые риски и страховые суммы в размере, превышающем страховые риски и страховые суммы, установленные пунктами 5 и 6 настоящей статьи.

8. Для целей настоящей статьи вместимость судна определяется на основании мерительного свидетельства, предусмотренного статьей 14 настоящего Кодекса.

9. В случае, если ответственность судовладельца, установленная пунктом 1 настоящей статьи, застрахована в соответствии с условиями, предусмотренными международными договорами Российской Федерации, или в соответствии с иными договорами страхования, в том числе договорами страхования, заключенными как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами, по страховым рискам и на страховые суммы в размерах не менее чем размеры страховых сумм, указанных в пункте 6 настоящей статьи, считается, что требования пункта 4 настоящей статьи судовладельцем исполнены полностью и дополнительного страхования или финансового обеспечения, предусмотренных пунктом 5 настоящей статьи, не требуется при условии соблюдения требований пункта 10 настоящей статьи.

10. Страховщик подтверждает заключение договора страхования путем выдачи судовладельцу страхового полиса, страхового сертификата (далее - страховой полис). Страховой полис выдается в отношении каждого судна владельца независимо от флага, под которым оно плавает, или регистрации судна с указанием также наименования судна или его номера, идентификационного номера, присвоенного судну при его государственной регистрации, порта (места) регистрации, судовладельца и места его основной деятельности (наименование и место нахождения - для юридического лица, фамилия, имя, отчество (при наличии) и место жительства - для физического лица).

Копия страхового полиса, заверенная страховщиком, выдавшим страховой полис, находится на судне и предъявляется должностному лицу органа государственного надзора и должностному лицу администрации бассейна внутренних водных путей, в том числе при осуществлении государственного портового контроля.

Если текст страхового полиса оформлен на любом языке, за исключением русского языка или английского языка, такой текст должен содержать перевод на один из указанных языков.

При наличии финансового обеспечения вместо страхового полиса выдается документ, который подтверждает финансовое обеспечение и должен содержать информацию, указанную в настоящем пункте. Если текст документа оформлен на любом языке, за исключением русского языка или английского языка, такой текст должен содержать перевод на один из указанных языков.

11. При наступлении страхового случая потерпевшее лицо, в том числе администрация бассейна внутренних водных путей, вправе предъявить непосредственно к страховщику или к организации, выдавшей документ о финансовом обеспечении, требование о возмещении вреда, причиненного имуществу, и (или) о возмещении расходов на подъем, удаление, утилизацию затонувшего судна или иного затонувшего имущества. Соответствующее заявление направляется страховщику или организации, выдавшей документ о финансовом обеспечении, вместе с документами, подтверждающими причинение такого вреда и его размер.

12. При заключении договора страхования и в период его действия страховщик может проводить за свой счет самостоятельно или с привлечением экспертных организаций экспертизу судна, в том числе экспертизу на предмет соответствия судна требованиям, предъявляемым к нему настоящим Кодексом.

13. Судовладелец содействует в проведении назначенной страховщиком экспертизы судна, в том числе обеспечивает доступ экспертных организаций на судно и предоставляет им имеющуюся на судне техническую и иную документацию.


<Статья 120 | Статья 121 | Статья 121.1>

Научно-практический комментарий:

1. Правила о возмещении ответственности за загрязнение с судов нефтью или другими веществами обладают специ-фикой по отношению к рассмотренным ранее случаям ответственности. Данная специфика проявляется прежде всего в том, что здесь судовладелец рассматривается не как перевозчик или буксировщик, а именно как судовладелец. Владение судном в смысле данной статьи следует понимать сообразно формальному и материальному критериям. Формальный или сугубо юридический критерий - это форма титула, то есть на каком праве владеет судовладелец судном в момент причинения вреда загрязнением с судна нефтью. Это может быть право собственности, арендные и иные права, но для привлечения судовла-дельца к рассматриваемой ответственности одного только формального критерия недостаточно. Должен быть в наличии еще и материальный критерий. Материальный критерий показывает, какой именно судовладелец фактически владеет судном, то есть осуществляет его эксплуатацию и пользуется им. Для предъявления иска должны быть в наличии оба критерия. Например, по договору аренды судна без экипажа (см. комментарий к главе 10 настоящего Кодекса) ответственным за причинение вреда будет не арендодатель, титульный собственник, а арендатор, в силу того что он фактически владеет судном и в лице своего экипажа эксплуатирует его не только коммерчески, но и технически.
Поэтому при предъявлении иска о возмещении вреда от загрязнения с судна нефтью и иными веществами (не важно, кто предъявляет иск) следует ориентироваться на наличие обоих критериев, выясняя прежде всего то, кто фактически владел судном на момент причинения вреда, то есть на момент, когда произошло загрязнение. Если судном владеет и фактически пользуется им только собственник, иск должен предъявляться собственнику. При аренде судна с экипажем - судовладельцу-арендодателю, при аренде без экипажа - судовладельцу-арендатору. При установлении истинного виновного лица суд может обязать изменить в исковом заявлении ответчика, в данной сфере также задействован институт регресса, в частности, если арендодатель при причинении такого вреда с судна, сданного в аренду с экипажем, докажет, что вред причинен по вине арендатора, он возложит в регрессном порядке на арендатора требование о возмещении сумм, выплаченных за причинение вреда. Это же будет иметь место и в случае, если загрязнение произошло по вине грузовладельца.
К ответственности, о которой идет речь, привлекается судовладелец (организация или физическое лицо), но не его ра-ботники. В действиях экипажа судна и иных работников воплощена деятельность самого судовладельца. Но на практике виновных в причинении такого вреда может быть несколько или даже один из работников судовладельца. Это может быть вина должностного лица, например капитана. Такая вина называется culpa in eligendo et custodiendo - вина в выборе и надзоре. Но это может быть и вина рядовых членов экипажа. Во всех этих случаях, независимо от того, кто именно виновен в причинении данного вреда, иск о возмещении предъявляется судовладельцу. Впоследствии, когда в ходе расследования обстоятельств причинения вреда будет установлено, что виноваты конкретные работники (работник), судовладелец может предъявить к ним регрессное требование.
Уже исходя из данных вводных замечаний, можно понять, что речь в ст. 120 КВВТ РФ идет о гражданско-правовой ответственности за такой вред. Между тем действия (бездействие), результатом которых стало причинение вреда загрязне-нием нефтью с судна, могут попадать в поле деятельности не только гражданской, но и административной и уголовной от-ветственности. В частности, ст. 250 УК РФ устанавливает ответственность за загрязнение вод. Если обнаружены признаки состава данного преступления, виновным может быть признано только физическое лицо. В любом случае, даже если уста-новлены признаки состава преступления или загрязнение имеет состав административного проступка (например, ст. 8.16 КоАП РФ "Невыполнение правил ведения судовых документов"), гражданско-правовая ответственность в виде обязанности по возмещению (точнее было бы сказать - по компенсации) вреда будет иметь место в дополнение к иной ответственности.
Если с административной или уголовной ответственностью все ясно, то применительно к гражданско-правовой ответ-ственности может возникнуть вопрос, отвечает ли судовладелец за данный вред на началах вины или на началах риска? По общему правилу при осуществлении предпринимательской деятельности ответственность наступает на условиях риска. Но предмет данной статьи несколько иной, нежели ответственность контрагентов по договору. Речь идет о внедоговорной от-ветственности по возмещению вреда. Это значит, что подлежат применению правила гл. 59 ГК РФ "Обязательства вследст-вие причинения вреда". Статьей 1064 ГК РФ закреплена презумпция вины причинителя вреда, он освобождается от ответст-венности, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом могут предусматриваться случаи возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя. Формулировка п. 1 комментируемой статьи "несет ответственность" весьма аморфна - не ясно, вина ли подразумевается или риск. Но все эти общие вопросы объем не позволяет рассмотреть, а главное, из чего сле-дует исходить, решая вопрос о рассматриваемой ответственности судовладельца, - это то, что судовладелец является вла-дельцем источника повышенной опасности, что прямо следует из ст. 1079 ГК РФ. В нашем случае источник повышенной опасности - это судно и деятельность по его эксплуатации. Более того, такие грузы, как нефть и нефтесодержащие продукты, в большом количестве - это тоже источник повышенной опасности. Владелец источника повышенной опасности отвечает за вред по общим правилам его возмещения, но условия его ответственности определены в ст. 1079 ГК РФ, из которой и следует исходить. Подробно вопросы ответственности судовладельца по правилам ст. 1079 ГК РФ уже рассматривались в комментарии к главе 7 настоящего Кодекса "Столкновение судов". Здесь же просто напомним, что ответственность владельца источника повышенной опасности является повышенной, и не в смысле размера, а в смысле, что его ответственность наступает независимо от вины. На первый взгляд может показаться, что здесь презюмируется вина владельца, но это не так. Формулировка "обязаны возместить", содержащаяся в ст. 1079 ГК РФ, свидетельствует о том, что если нет оснований освобождения от ответственности, предусмотренной ст. 1079 ГК РФ, то владелец источника повышенной опасности (в нашем случае - судовладелец) будет в любом случае обязан возместить вред, независимо от того, была ли здесь его вина как умысел или неосторожность. Все дело в том, что реальным, то есть материальным, основанием ответственности владельца источника повышенной опасности являются особые свойства самого источника повышенной опасности - невозможность его полностью контролировать. Причем эти неподдающиеся контролю со стороны владельца свойства самого источника не являются непреодолимой силой. Поэтому, если установлено, что умысла или неосторожности нет (то есть нет деликта), если установлено при этом, что легальные основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности отсутствуют, он все равно должен будет возместить причиненный таким источником вред. В связи с этим представляется несколько уязвимой та позиция, что ответственность владельца источника повышенной опасности всегда есть деликт. Деликт предполагает всегда вину, будь то умысел или неосторожность. Если нет в действиях такого владельца ни умысла на причинение вреда, ни неосторожности - где правонарушение? Ответ может быть только один - его нет. Оппоненты здесь могут возразить: это усеченный состав правонарушения - вины нет, а противоправность и вред есть. Но возникает вопрос, что есть противоправность, если нет вины? Противоправность - это поведение, противоречащее государственной воле общества, называемой правом. Поведение - это совокупность поступков, в нашем случае - юридически значимых. Если мы говорим, что закон регулирует, - это значит, что он регулирует поведение, действия, которые на известной ступени развития подвергаются нормативной экспансии и приобретают форму поступков, соответствующих воле социальных норм либо несоответствующих ей. Помимо поступков, то есть юридически значимых действий или бездействия, для закона ничего нет. Если считать, что причинение вреда источником повышенной опасности, когда нет даже и тени вины его владельца, когда вред причинен в силу его неполной подконтрольности человеку, в силу частного случая проявления такого его свойства, все равно будет деликтом, то есть правонарушением, на том лишь основании, что причинен вред, то такой же долей успеха можно приписать свойство противоправности, например, последствиям урагана. Но само собой ясно, что ураган не может что-то "нарушить", ибо у него нет второй (и, конечно, первой) сигнальной системы и он вообще не "ведет" себя и не "действует". Поэтому если вред причинен источником повышенной опасности и при этом вообще нет вины его владельца (его поведение правомерно), то владелец привлекается к ответственности (точнее, к обязанности возместить вред) не на том основании, что он совершил деликт, а на том основании, что в силу владения им источником, который нельзя полностью контролировать и который обладает повышенной степенью вероятности причинения вреда (не более того), закон обязал возместить такой вред именно его (владельца). Но в этом случае мы не можем считать владельца субъектом деликта.
Данная позиция на непререкаемость не претендует, но основана она не на теоретических выводах, не на понятиях, а на реальных свойствах предметов материального мира и отношения к ним человеческого сознания. И данная позиция отнюдь не противоречит системе генерального деликта (см. комментарий к главе 7 КВВТ РФ). Просто, так как есть обязательства из причинения вреда и обязательства по возмещению вреда. В тех случаях, когда вред причиняется источником повышенной опасности и при этом нет вины его владельца и нет оснований освобождения его от обязанности возместить вред, следует рассматривать такую ответственность как первую группу - обязательство из причинения вреда. Если при этом есть и вина владельца - это уже деликт, то есть обязательства по возмещению вреда. Владельцами источников повышенной опасности здесь будут как судовладелец, так и грузовладелец. Поэтому для определения лица, ответственного за возмещение вреда, необходимо применять материальный критерий - фактического обладания источником в момент причинения вреда. Таким лицом, если груз не сопровождается представителями (работниками) грузовладельца, будет судовладелец. Груз правомерно выбыл из обладания грузовладельца. Если в этом случае будет установлена вина грузовладельца в возникновении действия груза как источника повышенной опасности, подлежат применению правила, рассмотренные в комментарии к главе 7 настоящего Кодекса.
Вред, который может быть причинен загрязнением с судна нефтью и иными веществами, законодатель трактует весь-ма широко. Прежде всего это вред окружающей среде, загрязнение водного объекта. Вред, причиненный жизни и здоровью людей, может быть как следствием загрязнения водного объекта, так и прямым следствием сброса (утечки) с судна нефти или иных веществ (далее для краткости - нефть). В любом случае порядок и размеры возмещения вреда жизни и здоровью человека здесь будут регулироваться правилами гл. 59 ГК РФ, а именно параграфа 2 данной главы. Здесь должно учитываться все - расходы на оформление листков нетрудоспособности, характер и степень вреда, расходы на лечение, оформление инвалидности, расходы на погребение (в случае возмещения вреда в результате смерти кормильца), определение утраченного заработка и иные расходы. Учитываются и правила индексации сумм, выплачиваемых в порядке возмещения такого вреда. Потерпевший при предъявлении иска должен доказать причинение вреда, причинную связь между загрязнением с судна нефтью и наступившим вредом, должен доказать (документально подтвердить) суммы расходов и иных убытков, подлежащих возмещению в данном случае. Рассматривать подробно правила параграфа 2 не позволяет объем и содержание комментируемой статьи, главное, что здесь важно, судовладелец, обязанный возмещать вред жизни и здоровью в результате загрязнения с судна нефтью, должен подробно изучить содержание данного параграфа и связанных с ним подзаконных актов. Иск в данном случае может предъявляться потерпевшим, его родственниками, а также прокурором, но только в случае, если потерпевший в силу возраста, по состоянию здоровья или иным уважительным причинам не может сам подать иск (ст. 45 ГПК РФ). Может быть предъявлено и требование о компенсации морального вреда, который здесь будет возмещаться и при отсутствии вины судовладельца (ст. 151 ГК РФ). Далее, в состав данного вреда законодатель относит затруднение использования водных объектов, причем не только в целях судоходства, но и вообще в любых целях, например забора воды. Во всех случаях (видах) вреда от загрязнения с судна нефтью, к нему (вреду) относятся расходы на принятие разумных мер любым (это понимается буквально) лицом по предотвращению или ликвидации последствий происшествия, которое могло вызвать или вызвало утечку или сброс с судна нефти, а также убытки от таких расходов. Следует обратить внимание на слово "разумных", которое означает соответствие меры и расходов по ее осуществлению размеру вреда или угрозы его причинения. Если стороны (потерпевший и судовладелец) не достигли согласия в том, считать ли такие расходы и меры разумными, суд может, в случае если сочтет меры или расходы неразумными, чрезмерными, уменьшить цену иска, то есть размер возмещения вреда. Иск может предъявляться любым таким лицом, которому причинен вред и (или) которое понесло расходы по предотвращению или ликвидации последствий происшествия. Убытки, о которых идет речь, включают в себя и упущенную выгоду, так как специального указания (п. 1 ст. 15 ГК РФ) о том, что они включают только реальный ущерб, комментируемая статья не содержит.
На практике, если нет разногласий, судовладельцу лучше возместить вред окружающей среде добровольно (это каса-ется и иного вреда), чтобы не создавать себе в результате огласки процесса "антирекламу".
2. Пункт 3 устанавливает основания освобождения судовладельца от обязанности возместить рассматриваемый вред. К таким основаниям, в частности, относится то, когда такой ущерб причинен в результате ограничение или запрещения дви-жения судов, установленного в порядке ст. 77 КВВТ РФ (см. комментарий). Здесь судовладелец должен доказать, что было такое ограничение, а также доказать причинную связь между ограничением или запрещением и причиненным ущербом. До-казывается это на основании записей в судовом и машинном журнале, что не исключает (наоборот, предполагает) и исполь-зование иных средств доказывания - показаний работников, свидетелей, документов бассейнового управления государственного надзора на ВВТ о расследовании происшествия и иных возможных источников информации, вплоть до публикаций в прессе о введении такого ограничения или запрещения. Остается неясным, кто должен возмещать вред в данном случае. Ст. 1079 ГК РФ указывает, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден от обязанности возместить вред при наличии умысла потерпевшего или непреодолимой силы, а также в случае грубой неосторожности потерпевшего, имущественного положения причинителя вреда и причинения вреда в состоянии крайней необходимости. Все это владелец источника должен доказать. При этом последние три основания - это не безусловные основания освобождения, в отличие от непреодолимой силы и умысла потерпевшего - это такие основания, при которых он может быть освобожден от ответственности по решению суда, но может и не быть освобожден. Ст. 1079 ГК РФ не называет больше никаких оснований освобождения владельца источника повышенной опасности от обязанности возместить вред. Можно предположить только то, что такое ограничение или запрещение рассматривается законодателем в данном случае как непреодолимая сила, иначе это правило следует признать противоречащим ст. 1079 ГК РФ. Судовладелец также освобождается от ответственности за загрязнение с судна нефтью, если докажет, что такой вред причинен в результате действий или бездействия третьих лиц с намерением причинить ущерб, а также неправомерных действий или небрежности организаций (имеются в виду БОГУ на ВВТ и подведомственные им предприятия), отвечающих за поддержание в порядке средств навигационного оборудования. Здесь подлежит уточнению термин "небрежность" - в том смысле, что если небрежность была, это уже форма вины со стороны данных органов, то есть на практике небрежность поглощается неправомерными действиями (бездействием) указанных организаций. Связь между такими действиями и наступившим ущербом должен доказывать судовладелец. По смыслу комментируемого пункта, если такие третьи лица действовали без намерения причинить вред, возмещать его должен судовладелец, но с учетом обстоятельств (среди них главным будет степень объективной возможности судовладельца контролировать при этом процесс эксплуатации судна, влиять на предотвращение последствий действий этих лиц и реально предпринятые им меры) суд может уменьшить размер возмещения вреда. Судовладелец также освобождается от ответственности за такой вред, если судно выбыло из его обладания в результате противоправных действий третьих лиц, но если в таком противоправном изъятии есть вина судовладельца, он будет нести ответственность наряду с такими лицами пропорционально степени своей вины в изъятии.
3. Пункт 4 данной статьи практически дублирует правило ст. 1083 ГК РФ, к п. п. 2 и 3 которой отсылает и ст. 1079 ГК РФ. В случае наличия вины потерпевшего в возмещении вреда может быть отказано или размер возмещения должен быть уменьшен судом в зависимости от степени вины потерпевшего, которая устанавливается в ходе расследования обстоятельств инцидента и в ходе судебного рассмотрения дела. В случае умысла потерпевшего судовладелец освобождается от ответственности в силу прямого указания закона (ст. 1079 ГК РФ). Если имела место грубая неосторожность, то принимаются во внимание все обстоятельства инцидента. В случае грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины судовладельца суд должен уменьшить размер возмещения, а может и вообще отказать в возмещении вреда. При этом, если причинен вред жизни или здоровью людей, полный отказ в силу прямого указания п. 2 ст. 1083 ГК РФ не допускается, размер может быть только уменьшен. Если имела место простая неосторожность потерпевшего, судовладелец возмещает вред в полном объеме. Обстоятельства инцидента должны тщательно фиксироваться в судовом журнале и должны объективно отражаться органами, расследующими его обстоятельства. Если судовладелец не согласен с решением БУГН на ВВТ относительно степени вины судовладельца и потерпевшего, он вправе обжаловать это решение в порядке, установленном гл. 25 ГПК РФ.
4. Предмет регулирования п. 5 данной статьи - это частный вид возмещения вреда при взаимодействии источников по-вышенной опасности. Если ущерб от загрязнения нефтью вызван утечкой или сбросом более чем с одного судна, судовла-дельцы отвечают соразмерно степени своей вины, которая устанавливается в решении БУГН на ВВТ и которое судовладельцы также вправе оспаривать. Это полностью соответствует правилу п. 3 ст. 1079 ГК РФ о солидарной ответственности владельцев источников повышенной опасности при причинении вреда их взаимодействием. Судовладелец, который докажет, что имеет право на освобождение от ответственности по основаниям, рассмотренным выше, освобождается от обязанности возместить вред. Такие основания могут быть установлены и в отношении всех судовладельцев. В том случае, если в результате утечки или сброса с судов нефти вред причинен самим судовладельцам, правила будут такие же, какие были рассмотрены в комментарии к главе 7 настоящего Кодекса:
вред, причиненный одному судовладельцу по вине другого, возмещается виновным судовладельцем;
если есть вина обоих судовладельцев, то размер возмещения определяется соразмерно степени вины;
если есть вина только того судовладельца, которому причинен вред, вред ему не возмещается;
если нет вины со стороны всех судовладельцев, вред им не возмещается;
если невозможно определить степень вины судовладельцев, то они отвечают перед третьими лицами солидарно.
На практике действует Методика исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденная Приказом МПР России от 30 марта 2007 г. N 71 "Об утверждении Методики исчис-ления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства". Данная Методика распространяется и на случаи нарушения водного законодательства организациями внутреннего водного транспорта и су-довладельцами. Если вред от загрязнения с судна нефтью причинен в результате нарушения судовладельцем водного зако-нодательства, то размеры выплат могут достигать нескольких миллионов. Если не решить, то хотя бы упростить данную проблему помог бы принятый на федеральном уровне закон об обязательном страховании экологических рисков на внутреннем водном транспорте. В настоящее время проект такого закона есть, направлен он на формирование правового механизма минимизации негативных последствий происшествий на внутренних водных путях и территориальных водах. Но правовых средств недостаточно. Следует обеспечить пополнение флота судами, отвечающими всем требованиям безопасности, в том числе и экологической.